Торговля рабами

Торговля рабами на Чёрном море. 
«Хотя церекопцы (крымские татары – Михалон Литван — посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, мемуарист-этнограф XVI века.) имеют стада обильно плодящиеся, однако пленными рабами они богаче и потому снабжают ими и другие земли. Корабли, приходящие к ним часто из-за моря, из Азии, привозят им оружие, одежду, лошадей, а отходят от них нагруженные рабами. И все их рынки знамениты только этим товаром, который у них всегда под руками, и для продажи, и для залога, и для подарков; и всякий из них, имеющий по крайней мере, коня, даже если в самом деле нет у него раба, но, предлагая, что может достать их известное количество, обещает по контракту кредиторам своим в положенный срок заплатить за одежду, оружие и живых коней живыми же, но не конями, а людьми и при том нашей крови. И эти обещания исполняются в точности, как будто наши люди были у них всегда на задворках. Поэтому один еврей, меняло, сидя у единственных упомянутых ворот Тавриды и видя беспрестанно множество провозимых туда пленников наших, спрашивал у нас, остаются ли еще люди в наших странах или нет, и откуда такое их множество. Так, всегда имеют они в запасе рабов не только для торговли с другими народами, но и для потехи своего дома и для удовлетворения своим наклонностям к жестокости.» 
Те из этих несчастных, которые посильнее, часто, если не делаются кастратами, то клеймятся на лбу и щеках и, связанные или скованные, мучатся днем на работе, ночью в темницах, и жизнь их поддерживается небольшим количеством пищи, состоящей в мясе дохлых животных, гнилом, покрытом червями, отвратительном даже для собак. 
Женщины, которые понежнее, держатся иначе; некоторыя должны увеселять на пирах, если умеют петь или играть. Красивые женщины, принадлежащия к более благородной крови нашего племени, отводятся к Таласию, живущему в раю. 
Также и другие проделки бывают с этим родом людей. Именно, когда рабов выводят на продажу, то ведут их на площадь гуськом, как будто журавлей в полёте, целыми десятками, прикованных друг к другу, и продают десятками с аукциона, причём аукционер кричит громко, что это рабы новые, простые; нехитрые, только что приведенные из народа королевского, а не московского. Московское же племя считалось у них дешевле, как коварное и обманчивое. 
Этот товар ценится в Тавриде с большим знанием и покупается дорого иностранными купцами для продажи по цене еще большей отдаленным народам: сарацинам, персианам, индейцам (индийцам), арабам, сирийцам и ассирийцам. 
Когда покупаются рабы, то осматриваются не только их видимые члены и зубы, которые не должны быть редки и черны, но и сокровенные части тела, и если окажется какая нибудь бородавка, шишка, рубец, или другой скрытый порок или недостаток, следует тяжба. Но и при такой осмотрительности покупщиков, ловкие торговцы и сводчики тем не менее их иногда обманывают. Они не выводят просто мальчиков и девочек, которых считают лучшими в толпе пленников, но сначала откармливают их хорошенько, одевают в шёлк, белят, румянят, что бы подороже продать. Красивыя девушки нашей крови покупаются иногда на вес золота, и иногда тут же на месте перепродаются с барышом. Это бывает во всех городах полуострова, особенно в Кафе. Там целые толпы этих несчастных невольников отводятся с рынка прямо на корабли. Этот город ненасытная и беззаконная пучина, кровь нашу пьющая, лежит на удобном для морской торговли месте» 
Хартахай «Историческая судьба крымских татар»